Close

Моя свекровь – монстр (часть 2)

В прошлой статье описывались проблемы со старшим поколением, связанные с незавершенной сепарацией. Часто в откликах звучал вопрос о проблемных отношениях в треугольнике «муж-жена-свекровь», поэтому я разворачиваю ответ в отдельную статью.

Речь идет о ситуациях, когда свекровь активно вмешивается в жизнь молодой семьи, «не отпускает» сына, конкурирует с невесткой за его внимание и любовь. Это может выражаться необязательно в открытых конфликтах, но и в брошенных как бы мимоходом «любезностях» вроде «Свою первую жену Миша тоже очень любил» (сравнение с предыдущими женщинами сына), «А морковку ты в суп, что: не пассировала? Миша любит пассированную» (посыл «я готовлю лучше, чем ты, я знаю сына лучше, чем ты»). Холодность, демонстративное презрение в этом случае могут быть не менее красноречивы, чем прямая агрессия. Невестка попадает в невыгодное положение: если она перейдет в открытое «наступление», рискует быть обвиненной в агрессивности, если будет молча «сглатывать» подобные пилюли, столкнется с падающей ниже плинтуса самооценкой.

Со стороны мужа при этом женщину тоже ожидают неприятные сюрпризы: мама в его жизни значит ОЧЕНЬ много. Мама готовит лучший в мире борщ. Мама «подняла меня одна, когда отец ушел». Мама знает все его болячки и, того и гляди, еще и нынешние размеры нижнего белья (хорошо, если она ему его уже не покупает). Мужчина при этом не видит ничего странного в своей привязанности к матери: так всегда было, и сейчас он не понимает, почему эти две его самые главные женщины ссорятся «из-за ерунды». То есть союзника в его лице жена найти может не всегда. В особо тяжелых случаях начинается игра в «перетягивание каната», когда новоявленного отца инструктируют (например, по поводу ребенка) то жена, то свекровь, а потом оценивается, кого он слушался больше, к кому его лояльность выше. В общем, идет конкурентная борьба за кубок, которым является мужчина: свекровь пытается отвоевать сына обратно, жена мечтает стереть «маму» с лица земли.

Думаю, не открою Америку, обозначая некоторые очевидности подобных треугольников: между мужчиной и его матерью «висит» в этом случае как минимум два незавершенных гештальта. С одной стороны, не завершен его процесс отделения от матери (что может выражаться как в фактическом проживании с ней, так и косвенно в ее сильном влиянии на сына). Мужчина плохо осознает факт непройденной сепарации, считая его нормой. Жена для него становится не партнершей, с которой он будет строить независимую жизнь, а «подружкой по играм», которая не столь значима, как мама. С другой стороны, его мама бессознательно смотрит на сына как на любовника или мужа: так происходит, если ее женственность не реализуется с мужчиной, особенно если она давно одинока (вырастила сына, не будучи замужем или после развода). Естественно, вложив столько сил, она не хочет просто так отдавать «своего мальчика» «этой женщине». Со стороны эта ситуация похожа на классический любовный треугольник: есть «жена», с которой мужчина проводит все выходные и праздники, занимающая авторитетную позицию (здесь находится свекровь), и «любовница», которая вроде как для удовольствия, на вторых ролях, ничего не решает (а на самом деле это и есть жена). И главная интрига, как и в классическом треугольнике, — с кем останется мужчина.

Невестке в этом случае точно не позавидуешь, как будто и выбора у нее нет. Одинаково безрезультатно будет и впрягаться в многолетнюю войну, и молча «сдать» свои позиции и подчиниться влиянию «мамы». На ее месте велик соблазн списать все проблемы на нереализованные сексуальные чувства свекрови и пойти «выгуливать белое пальто», однако не все так просто: для конфликта нужно две стороны.

Фундаментальная ошибка, которая лежит в основе такого треугольника, заключается не в конкретных «задвигах» одного человека, а в конкурентных отношениях, которые порождают обоюдную борьбу за власть. Немного отойдя в сторону, напомню читателям теорию переноса. (Перенос — это спроецированный устойчивый паттерн восприятия того или иного человека). Перенос бывает родительским, когда какого-то человека мы воспринимаем как более авторитетного, старшего, на которого можно опереться или к которому можно обратиться за помощью. Как правило, мы будем так относиться к человеку старше нас, более опытному, занимающему более высокое место социальной лестницы (начальник, научный руководитель, «царь-батюшка»). Бывает перенос эротический, как правило (хотя необязательно) возникающий к субъекту противоположного пола. И, наконец, есть еще сиблинговый перенос, основанный на отношениях между братьями и сестрами (сиблингами). Вот в этом последнем и кроется основная энергия конкуренции, потому что впервые конкуренция возникает именно в таких отношениях: за внимание родителей, за игрушки, за пространство детской комнаты, у выросших дочерей – за внимание мальчиков, у выросших юношей – за титул сильнейшего. Отношения сиблингов могут принимать характер настоящей войны, особенно если они одного пола. Чем старше становятся дети и чем неразумнее ведут себя их родители, поощряя конкуренцию, тем более пышным цветом расцветает механизм проекции: моя сестра неряшливая, а я – нет, моя сестра нравится мальчикам и ходит вся расфуфыренная, а я – тихая скромница. Ни за что не буду на нее похожа и вести себя как она! Вырастая, мы вовлекаемся в конкуренцию с теми, с кем находимся в горизонтальных отношениях: с подругами, коллегами по работе, однокурсницами и однокурсниками. Даже в отношениях матери и дочери, отца и сына есть непродолжительное время, когда они тоже становятся конкурентами: например, дочь-подросток расцветает, мать на ее фоне полнее ощущает свое старение. (Метафорически эта история рассказана в «Белоснежке» или в ее русском варианте – «Сказке о мертвой царевне и семи богатырях» – ласковая мать превращается в «мачеху», когда начинает конкурировать с подрастающей царевной, хочет сжить ее со свету). Задача матери – смириться со своим возрастом, отказаться от конкуренции с дочерью, поддержать ее взросление и женственность. Нет смысла конкурировать за внимание отца, потому что они слишком разные: у матери есть опыт и мудрость, у дочери – молодость и энергичность.

Так вот, возвращаясь к треугольнику «муж-жена-свекровь». Вместо того чтобы формировать ИЕРАРХИЧЕСКИЕ отношения, свекровь и жена формируют отношения КОНКУРЕНТНЫЕ, как если бы они были сестрами («сиблинговый перенос»). Чтобы оставаться в конкуренции, необходимо упорно игнорировать и сходства («Быть похожей на нее? Да я лучше удавлюсь!»), и различия: неважно, какая я и чего хочу, важно, кто из нас лучше варит борщ. Кто лучше знает любимого Мишу, кто лучше способен ему угодить? Кто умнее? Кто больше зарабатывает? Сравнивать между собой, к примеру, дуб и рябину бесполезно, но враждующими сторонами это не осознается, потому что конкуренция основана на сходстве – бессознательном сходстве. Такая конкуренция, помимо превращения в дурную бесконечность, плоха еще и тем, что Миша в какой-то момент может понять, что к нему относятся не как к живому человеку, а как к призу, и у него возникнет желание выйти из этого треугольника.

Поэтому, если вы находитесь на месте невестки, задайте себе вопрос, зачем вы конкурируете, кому и что вы пытаетесь доказать. Как правило, увязшие в конкуренции люди борются не столько за обладание ресурсом, сколько за абстрактную картинку своей «хорошести», в данном случае – за право быть любимой женщиной и «не такой, как она». Довольно странно, учитывая, что муж вас УЖЕ выбрал, вы УЖЕ его любимая женщина, и уж точно не свекровь должна выдать вам разрешение на его любовь. Если он не сепарирован от матери, вы неизбежно будете сомневаться в устойчивости его выбора – но это нужно выяснять с ним, а не с ней. Также полезно задавать себе вопрос, а как вы сами относитесь к своему мужу, готовы ли вы принять его незрелость, его зависимость от матери? Как известно, первая стадия любой психотерапевтической работы – принятие того, что есть.

Смещая фокус с «ужасной свекрови» на себя и свои отношения с конкуренцией, возможно, вы заметите за собой один из двух типов поведения:

— Если вы уже готовы вцепиться ей в волосы, то заметьте, что активная, агрессивная конкуренция скорее будет проецироваться из отношений с сестрой или других горизонтальных отношений,

— пассивная конкуренция, когда вы уступаете и игнорируете войну, скорее будет спроецирована из непрожитых конкурентных отношений с собственной матерью, которая не признала вас созревшей женщиной.

Данные закономерности не абсолютны и необязательны, поскольку каждый опыт индивидуален)

В общем, разберитесь с восприятием себя как зрелой женщины и своими прошлыми отношениями с матерью или сестрой, тогда свекровь предстанет перед вами не монстром, а несчастной женщиной с не самым лучшим бэкграундом.

Если вы — свекровь, то простой совет – отпустите сына и найдите наконец любовь) Более длинные рассуждения таковы: почему-то ваш сын выбрал эту женщину. Подумайте, почему. Почему-то она вам не нравится. Что в ней есть такого, чего вы не принимаете в себе? Если вам кажется, что она выскочка, — значит, в жизни вы недостаточно инициативны и засиделись в тени. Если она, наоборот, «тихая скромница» — значит, вы давно не позволяли себе не блистать, а просто жить. Все, что раздражает в других, прячется в нас. Обнаружить это легче всего в упражнении с терапевтом «пустой стул», когда вы «влезаете в шкуру» другого человека, пробуете «побыть свекровью» (или невесткой), поизображать ее, проникнуться ее чувствами.

Следующий шаг (что для невестки, что для свекрови) – откажитесь от конкуренции и признайте, что вам нечего делить. Дайте другой право на часть души любимого мужчины, оставляя за собой ваше интимное пространство. И, если в стремлении к сепарации важно искать различия, то в конкуренции важнее всего поиск сходства, общности: что вас объединяет? Так ли вы непохожи? Как минимум, у вас есть общая любовь к одному человеку.

Автор: Анна Александрова